Меню

ЖАННЭТА МЕТАЛЛИДИ. ФОРТЕПИАННЫЕ СБОРНИКИ И ЦИКЛЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ЮНОШЕСТВА

Интервью с продолжением…


Материал подготовил Александр Харьковский

ЧАСТЬ 1. Как все началось...


 А.Х. Жанна Лазаревна, хочу попросить Вас рассказать о детском репертуаре. Для самых маленьких, для тех, кто постарше, для самых старших. Что нового вышло, кому что можно порекомендовать...
Но для затравки: с чего Ваша работа для детей началась?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Как получилось, что я все это стала делать? Сначала, когда кончила консерваторию, — мы же все думаем, что будем «большими»… Все пишем симфонии, серьезную музыку. А потом выясняется, что она вроде никому не нужна.

 А.Х. Бывает...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Кроме того, это одноразовые исполнения. Один раз сыграли — и все, больше ничего… Я после консерватории работала по распределению в Театральном институте, а параллельно меня пригласила в Василеостровскую музыкальную школу наша директор Софья Дмитриевна Позднеева. И вот она взяла меня за ручку, и повела, и познакомила с Ляховицкой. [Софья Самойловна Ляховицкая (1896–1972) — выдающийся педагог, более тридцати лет была директором петербургской «Музыкальной школы на Садовой» (ныне Городская детская музыкальная школа №1 им.С.С.Ляховицкой).] И та меня сразу попросила сделать ряд пьес — они сразу вышли в ее сборнике. До сих пор играются. Пьесы для самых маленьких. Вот с этого началось.
А потом я перешла в эту школу. И в школу пришел новый хоровик — и тоже стал просить, нет ли чего свеженького. — «Ну, напишу». — И я стала писать, писать, писать... Конечно, вначале было много фортепианных пьес. А потом скрипачи сказали: «Для фортепиано много, а мы-то что?» — Я для них стала делать. Савелий Маркович Шальман пришел: «Слушай, напиши концерт. Такой, чтобы был посложнее Ридинга и полегче Кабалевского. И чтобы там штришки...» Я написала. Играют. И в нотах выходил. Так и пошло. Труба попросила, гобой попросил, флейтисты. Вот сейчас, в последнее время, опять стали для маленьких просить написать... Сделала сборник «Мчались лапки со всех ног».

 А.Х. И все играется?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, именно то и радует, что все играется. По всей стране. Нас заносило даже на Камчатку — и там звучит. Причем делают переложения под свои составы, что у кого под руками. А в Тольятти устроили фестиваль из моей музыки, он шел с осени до конца года. Причем разные сочинения: и вокальные, и инструментальные, и фортепианные. Ходили везде — по школам, по детским домам, по больницам… В Северодвинске конкурс был из моей музыки. А в Энгельс пригласили в жюри на конкурс современных детских ансамблей — из 60 произведений 40 было моих, это приятно было...
Что я для себя уяснила, когда пришла в школу преподавать (помимо композиции вела еще и теоретические предметы)? Мне показалось, что это такая скукота невероятная... Чисто теоретическое, очень занудное «действо». Я походила, посмотрела — и стала что-то выдумывать... Потом Алла Исааковна Перцовская пришла, мы вместе стали делать. Поскольку она в том же доме живет, что и я, то в 12-м троллейбусе у нас все методические совещания проходили. Там мы все проблемы и решали...

 А.Х. А если говорить о пьесах для детей?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Тут я поняла, что для ребят нужно очень ясное содержание. И очень ясный тематизм. А уж потом ты можешь все, что угодно — и гармонию современную, что хочется...

ЧАСТЬ 2. «Мчались лапки со всех ног»


ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. У нас в Василеостровской школе есть педагог Марина Григорьевна Полозова, она тоже в вашем издательстве выпускает свои сборники, одна из ведущих педагогов в городе. Она мне подсказала, какие приемы игры нужны для маленьких. Я вообще не гнушаюсь посоветоваться, показать, если есть вопрос у меня, — и с гобоем посоветуюсь, и с трубой, и с виолончелью... Принесла ей готовое: «Ну конечно, композиторская аппликатура! Ну что ты тут делаешь, там же вот такая лапочка маленькая!» Пальцы меняла, меняла... А вот такие штуки (кластеры по соседним нотам) — если ручка маленькая, можно играть кулачком, так мы и написали.
Стихи — эпиграфы к пьесам. Все названия детям понятные. Все образы понятные. Это же для детей 5-6 лет, особенно не наворотишь, но как-то пытаешься... Не просто «Вальсик», а «Танец бабочек в конце лета». Можно в первый раз сыграть ему и спросить: почему? По настроению понимает и говорит.
Вот пьеска «Эхо». Тут немного игровой момент: трезвучия, причем левой написано нотами, а правой можно любое трезвучие взять. Хоть по черным, все равно. Лишь бы понимал, что через звук.

 А.Х. Но аккорд-то должен звучать?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, но он его сам придумывает — не повторяет то, что в левой, а какой хочет. Если не понравится — исправит. Если будет «невкусно». У нас в ходу понятие «вкусно-невкусно». У меня один ученик спрашивает: «Что, перчику добавить? Ладно».
Любят и душещипательное, чтобы погрустить. Вот — «Прощание». Или вот забавное: в момент игры еще и погавкают — «Два щенка»...

 А.Х. Четырехручная.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Тут есть четырехручные, а эта скорее трехручная... Иногда совсем простенькие — вот пьеска «Я скучаю без тебя, мама» — ученик играет только по два звука, третьим-вторым пальчиками. А вот и «Мчались лапки» — это название перешло на весь сборник.

 А.Х. А названия Вы придумываете к уже готовой пьесе?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет-нет. У меня сначала все-таки образ, название — а потом музыка. Бывает, и ученик принесет: «Ой, я не знаю, я что-то сочинил...» Как правило, это плохо. А вот когда говорит, о чем, — тогда уже лучше.


ЧАСТЬ 3. «Самый лучший день»


ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вот «Поющий бегемот», например, — ребятам нравится. Тут целый цикл со зверьми. Кое-что в две, а что-то в четыре руки. «Павлиний хвост»... А вот «День рождения» — наш ответ на «Happy Birthday»… Тут я слова не поместила, но вообще они есть. «С днем рожденья поздравляем» и т.д.

 А.Х. Вариации на английскую песню?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет-нет, совершенно самостоятельная!.. «Мне купили велосипед», «Мне очень нравится жираф», «Танец фламинго»...
На пьеске «Тихо падает снег» слезу пускают. «Гордый лебедь» — хоть и очередной лебедь, но красиво... Или вот «Тамагоша». Это у моей правнучки, когда она еще совсем маленькая была, — ну, тогда у всех были эти игрушки…

 А.Х. Но здесь не тамагочи, а Тамагоша — по-домашнему...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Именно, по-домашнему. Но все-таки стараешься идти с ними в ногу. «Компьютерная игра» — я этого не люблю и не приемлю, но вот сделала… «Волшебный лес» тоже связан с правнучкой. Мы с ней все ходили и искали Бабу-Ягу. Приходим в лес: «Вот здесь она живет». — «А где? Пойдем к ней». — «Да нет, она сейчас в отпуске». — «А где в отпуске?» — «На Ладожке, в озере на острове. Потом прилетит обратно».

 А.Х. А мы с дочкой так ходили по городу — «замок людоеда» смотреть. Модерновый дом с башенками на соседней улице стоял...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вот-вот. А у нас еловый темный лес — и перед входом в лес огромный валун... Еще название: «Когда я буду принцессой» — все девчонки мечтают в этом возрасте, верно? Я с ними ведь уже полвека, все знаю, и чего им хочется, и что им интересно. «Веселые каникулы» —хорошо ведь? И им нравится. Но довольно трудная пьеса, в пятом классе играли.

 А.Х. А если говорить о трудностях не пианистических, а слуховых? Необычная гармония?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Если есть понятное содержание и яркий тематизм, то все проходит спокойно.

 А.Х. И не бывает такого, что говорят «здесь ноты неправильные»?..

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да нет, наоборот: «Ой, как тут интересно!» Иногда скажут «красивая гармония»... Нет, не сопротивляются, нет.

ЧАСТЬ 4. «Золотое кольцо России». «Воспоминания о Севере». «Эрмитажные зарисовки»

А.Х. Пьесы для более старших — тоже играются?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Конечно. Здесь есть и довольно старые, а часть новых пьес. Дело в том, что я довольно много ездила. Городов 120 объехала. Это у нас. И в Англии выступала. Поездки очень много дают для сочинения. Я сделала фортепианные циклы, их играют и взрослые. Например, Саша Пироженко, он играет «Золотое кольцо России» и сонату юношескую... [Александр Пироженко (род. в 1979) — пианист, выпускник и ныне преподаватель Санкт-Петербургской консерватории, учился в Василеостровской музыкальной школе, Средней специальной школе Санкт-Петербургской консерватории. Лауреат международных конкурсов, выступает в России, США, в странах Европы и Азии.]
Вот «Золотое кольцо России» — Суздаль (вернее, рядом) — пьеса «Церковь Покрова на Нерли»...

А.Х. Понимаю, что дурацкий вопрос, но — почему вот именно такая пьеса? С форшлагами, на педали… Это что, ассоциация с колокольностью?..

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Расскажу. Было так. Меня пригласили в жюри, я там раз семь была — хороший конкурс струнных ансамблей. Было дело весной, я туда с Илюшей Грингольцем и мамой его поехала (он там играл и поверг всех в транс). И после этого мы отправились к церкви Покрова. А дело весной, река разливается. Церковь стоит на пригорочке — небольшая, очень красивая, — и отражается в воде... Тут вот у меня все время «вода» — спокойная, красивая гармония. Вот так пришло в голову... У меня ведь бывает так, что я вижу что-то — а потом проходит лет семь, и вдруг оно «вылезает».

А.Х. «Сполохи над Суздалем» — это уже историческое...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, это старые пожары. «Умолкнувшие колокола» — Ростов Великий. Когда я туда приехала, они восстановили только центральную часть, а колокола молчали. Умер последний звонарь, и некому было звонить. Теперь-то у них все в порядке, все звучит. А тогда мне стало так тоскливо, грустно... Вышла за ворота, к озеру — все грязное, заброшенное, мусор — ну, как у нас во многих местах. А в голове у меня — свои колокола, как будто я их услышала...
И «Вологодские кружева», и «Дымковская игрушка», — все это из путешествий.

А.Х. А цикл «Воспоминания о Севере»?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это уже другая песня. Это Мурманск — Североморск — Полярный. Еще бухта Оленья губа.

А.Х. Есть пьеса «Чёртов мост»...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это местные жители ему дали название. Там так: стоят дома, рядом огромный ров. И через него перекинут мосточек, буквально из трех досочек... А по ту сторону рва — школа, клуб, каждый день и взрослые, и дети идут. Вот они тут (в музыке) катятся...
А вот здесь — встреча в бухте Оленья губа...

А.Х. Пьеса «Беги, мой оленёнок»...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Мы туда приехали выступать. Вдруг подкатывают саночки северные, с оленем — в них мальчонка. Он притормозил, куда-то сбегал, обратно плюхнулся, гаркнул-гейкнул — и поехал. Вот и пьеса получилась… Насчет «Колыбельной белой медведицы» — это, конечно, выдумка, медведицы мы не встречали. А вот «Карнавальная полька» — это по-настоящему, мы выступали в клубе, там был карнавал. Эту пьесу много играют... А вот — «Северное сияние». Уж мы его, сияния, ждали, ждали. А его нет и нет. И вот в последний день — нам уезжать, и вот оно!

А.Х. Роскошная колористическая пьеса... Я, кстати, тоже видел северное сияние, но только черно-белое, а не цветное...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. А у нас было цветное!

А.Х. Эти пьесы уже на продвинутый уровень. Какие классы?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вообще-то играли средние, но сейчас очень уровень опустился... Но вот что, кстати. Например, «Воспоминания о Севере» устроены так, что весь цикл очень удобно играть в одном классе. В цикле есть пьесы и для тех, кто помладше, и для старших. Педагоги ведь часто устраивают концерты для родителей. Очень удобно — можно рассказать им все это и сыграть.

А.Х. В этом же сборнике — «Эрмитажные зарисовки».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. В Эрмитаж мы ходили два года подряд с очень хорошими лекторами. Приходили на час раньше, еще когда никого не было — это было замечательно... И вот как раз мы так пришли однажды, а там Эль Греко! «Ночь в Толедо» — это оттуда. А вот Гойя — «Махи на балконе». Эту музыку можно играть и взрослым, и детям. И «Торреро» — это Пикассо...

А.Х. Стилистически Вы это как-то обыгрывали?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Немножко есть.

А.Х. То есть не просто испанский колорит? А раз Пикассо — так именно Пикассо?..

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да-да.


ЧАСТЬ 5. «С севера на юг». «Морская сюита». «Романтический вальс»

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. А это уже другой север. Это меня Марина Полозова подвигла. Она теперь мой редактор. Мы с ней первый раз поехали. Я туда ездила лет десять. И с педагогами занималась, и музыку возила, потом Нижневартовск заказал оперу «Вищ-отыр» — сделала. А в Мегионе заказали мюзикл. Получилась «Оленья долина». Народ очень хороший там, любопытствующий, на постановки очень падкий...
А это вторая поездка. Открывается цикл пьесой «Ура! Едем в Югру!» Югра — заповедник Ханты-Мансийский. В пьесе тут просто радость и движение. А вот дальше уже сама «Югра». Мы зимой там были. Здесь есть немножко колорит...

А.Х. Суровый?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Суровый и где-то... не могу сказать, что национальный, но что-то такое чувствуется.
«Танец охотников». Когда я «Вищ-отыр» делала, я попросила: пришлите мне музыку какую-нибудь, записи какие-нибудь из института. Надо сказать, что у них в фольклоре многоголосия нет, и мелодии некоторые даже наши присутствуют — они считают их своими. И вот эта попевочка, в пьесе, — оттуда...
А когда нас в Югру привезли, мы все посмотрели, на снегоступах походили, — повезли нас в хантыйский зимний дом. Он над землей виден совсем чуть-чуть, весь в землю уходит. Печка топится по-черному, все застелено шкурами. И собачки, и люди, все тут. И решили они нас угостить. Только мы сели, Марина протягивает собачке еду какую-то... И вдруг у нее вывих. Неудачно повернулась. И уже никакого праздника, помчались в больницу вправлять. И вот мы едем, уже стемнело — зима, темнеет рано — и красная луна. Вот она, в пьесе — «Красная луна». Я такой никогда не видела. Лес кругом, а над лесом стоит шар — красный, кровавый... Вот и пьеса. Тут гармонии интересные есть.

А.Х. А «Морская сюита»? Это юг, надо понимать?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это уже другая поездка. В Севастополь. Давнишняя поездка. Море, и с аквалангом я впервые в жизни попыталась поплавать. И вот: что увидела — всякую всячину — все здесь мелькает...

А.Х. В пьесе «Что увидел аквалангист»...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Даже куски глиняных сосудов там были! Там же Херсонес напротив, греческие поселения старые... «Затонувший корабль», мы видели и правда фрагменты затонувших кораблей.

А.Х. Вы сами видели? В море, под водой?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, там неглубоко. Близко все у берега.

А.Х. В том же сборнике «Романтический вальс». Я смотрю, он у Вас повторяется в разных сборниках, для разных составов.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Тут целая история. Сначала я этот вальс написала для пианистов. Пианисты играли — услыхали скрипачи: «Дай нам». Он был потом даже обязательной пьесой на каком-то важном конкурсе. Меня туда пригласили, и я слушала 29 участников. Мальчики, девочки — все по-разному играли, мне скучно не было... Было интересно! Потом попросили флейтисты — сделала. Потом он попал у меня в Первую симфониетту. Это оркестровый вариант. Ну, и в 4 руки — так удобнее играть. Он ведь довольно трудный.


ЧАСТЬ 6. Взрослая и детская музыка. «Музыкальные портреты литературных героев»

А.Х. Жанна Лазаревна, немного странный вопрос. Ваша музыка, написанная не для детей, она ведь по языку совсем другая. Это для Вас естественно?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это был какой-то период. Теперь я к этому не возвращаюсь. Теперь — учебники. Два учебника, а теперь и третий. В них процентов восемьдесят должно быть моих пьесок.

А.Х. Но Вы, когда делаете музыку для детей, попроще, — Вы специально стилизуете? Или это тоже Ваш язык? Как Вы это ощущаете?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет, это тоже мой язык. Просто детям я же не могу говорить на том же языке, на котором говорю в цикле на стихи Цветаевой, или во флейтовом концерте, или во Второй симфонии.

А.Х. Но ведь встречается подход, когда — как Барток, например, — специально детям дается современный язык, странные созвучия...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да у меня тоже такие есть, не в том дело. Взрослая музыка у меня довольно драматична. А детям же я не могу такое давать...
Теперешние дети вообще другие. Они очень изменились. Настолько в виртуальном мире сидят, что вокруг ничего не видят, ничего не знают... Я спрашиваю маленьких: «Кукушку слышали?» — «А что это?»
Из-за чего я написала «Музыкальные портреты литературных героев»? Пришла замечательная девочка. Дочка коллеги, прекрасная девочка (сейчас она уже кончила консерваторию, хорошая пианистка). А тогда пришла — бумс, она ничего не читала! Думаю, что же это делается? Попробую написать пьески, может, хоть сунут нос в книжку.

А.Х. Ну, «Винни-Пуха»-то читала?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет, ничего... И вот я сделала: «Винни-Пух», «Золушка», «Белоснежка»... Вот такой поворот с моей Золушкой — «Золушку не взяли на бал».

А.Х. А Винни-Пух здесь у Вас шумелку сочиняет?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет-нет, это «Винни-Пух на прогулке». Это он идет так. Идет, спотыкается, падает... Тут вот кластеры, видите?

А.Х. Я почему-то подумал, что это он песенку пытается найти.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Ну, может и мурлычет что-то... «Белоснежка и семь гномов» — маршик гномиков, а дальше Белоснежка с песенкой, и вальс Белоснежки. И снова гномики пошли.

А.Х. А дальше уже литература для подростков. «Квазимодо».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Для подростков, и достаточно серьезная — и уже взрослая музыка. Единственное, что я сделала здесь — включила песенку «Братец Яков». С гармониями интересными. С политональностью. Но это, конечно, для больших. И «Гаврош» здесь же...

А.Х. Песню распевает.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вначале утро — встает, потягивается. А дальше...

А.Х. …Вроде парижской песенки.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да-да. Но этот сборник — для средних и старших. Тут и «Квазимодо», и «Всадник без головы», и технически довольно непростой «Том Сойер». «Капитана Немо» любят играть...

А.Х. А вот это здесь — прокофьевское «плавание» — нарочно? Тема из «Ромео и Джульетты»...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Но дальше-то...

А.Х. Да, продолжение другое, Ваше, а начало почти прокофьевское...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Прокофьев — любимый композитор, так что же удивительного?.. «Немо» мальчишки любят играть очень. «Всадник без головы» — тоже мальчикам подходит. Но он потруднее. Пьеса «Том Сойер» тоже мальчишкам, — хотя играли и девочки. Но у нашего ученика-пианиста Глеба Коледина получалось очень здорово!

А.Х. Иногда бывает ощущение, что это все немного кинематографическое...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вот Наталья Борисовна Селиверстова, которая написала про меня книжечку, отметила, что я в детстве рисованием увлекалась: у нас была соседка-художница, она меня немножко приобщила... Может быть, поэтому у меня такое образное видение развито.

А.Х. Я подумал: это хороший способ немного все приблизить к детям, кино-то все смотрят...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Кино смотрят все. А Винни-Пух тут все же другой...


ЧАСТЬ 7. Учебники по сольфеджио «Учиться музыке легко» (первый и второй класс)


А.Х. Давайте немного расскажем про учебники. Например, про серию «Учиться музыке легко». Он ведь довольно необычный.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Необычный. Вначале у нас серия была — на все 7 классов музыкальной школы — «Мы играем и поем». Но время изменилось. И сейчас дети по тем учебникам... Да даже просто то, что делали раньше, нынешние дети не могут сделать!.. Даже хорошие дети.

А.Х. То есть все это — чтобы немножко облегчить? Или есть и другие задачи?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Во-первых, да, сделать полегче. А во-вторых — чтобы чем-то завлечь и увлечь. И сделать ближе к привычным школьным учебникам. Примерно такая задача.

А.Х. Сейчас школьные учебники все с картинками. Кроме того, к ним прилагаются рабочие тетради.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Рабочая тетрадь — это очень удобно. Это сокращает затраты времени, можно больше успеть сделать. Беда, что некоторые школы не покупают учебников, пытаются что-то ксерить...

А.Х. Ну, тут всё не отксеришь... Может быть, стоит поподробнее рассказать, как оно выглядит, из чего состоит. И в чем неожиданность.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Неожиданность уже в названии — «Учиться музыке легко». Мы старались, чтобы дети большую часть работы сделали на уроках. Чтобы дома только немножко повторить. И задумано так, чтобы здесь — в одном томе — были и сам учебник, и все задания. И на диске — аудиоприложения к нему. А для педагогов... Ведь и с педагогами не все гладко. Мы ездим много, и каждый раз: «Вы бы методичку нам написали». Мы говорим: «Ну как же, в учебнике — сзади, в приложении, — все есть». — «Так туда никто не заглядывает!»
Так вот, в новом учебнике мы сделали методичку отдельно. Вот в нее заглядывают. Еще и потому, что здесь все расписано, с заданиями.

А.Х. Практически это поурочные планы для педагога.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Конечно. Вот этого они и хотели. Хотя мы-то поначалу такого не хотели. Потому что педагог должен все-таки и сам что-то придумать...

А.Х. В новом учебнике планы урока начинаются прямо так: «Проверьте у детей задания. Повторите с ними песню».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, пришлось сделать так — как для новичков. Во-первых, все доступно по материалу. Во-вторых, почему с диском? — ведь не у всех детей есть дома фортепиано. Струнники, духовики... Кроме того, многим детям вообще трудно сразу иметь дело с нотами. Так что пускай послушают на CD. Послушает раз, послушает два, потом уже сам что-то повторит.

А.Х. Вот я открыл разворот. В начале учебника. Здесь есть пьеска – «Осень»...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Ну да. Дело-то осенью происходит? Значит, пошел разговор о том, что осень бывает разная: красивая и багряная, — а бывает и иная совершенно... Вот здесь и стихи.

А.Х. Бунин про золотую осень. И тут же картинка. И ведь эту картинку можно раскрашивать?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Можно раскрашивать.

А.Х. И тут же, внизу страницы, клавиатура нарисована. Они могут сразу нотки себе представлять — как они «привязаны» к клавишам...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это очень важно!

А.Х. А рядом можно учиться писать ноты. Прямо здесь, «в учебнике».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да-да. Пишем ноты на линейках, между линейками. Видите — тут дан пример, а рядом пунктирчик: то же самое, но бледненько — обведи.

А.Х. А еще рядом — уже напиши сам. Все прямо тут, на одном развороте.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вы думаете, все успевают по этому простенькому учебнику?..

А.Х. Но ведь маленьким это действительно нужно!

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, маленьким нужно.

А.Х. Ведь это первый класс. А в первый класс сейчас отправляются рано. В шесть лет.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. И малышу на уроке меньше копошиться, и у педагога все быстрее получается… Тут и домашнее задание есть. А то ведь обычно пишут его на доске, и пока-а-а дети его спишут — или родителей надо звать...

А.Х. Через две страницы здесь — уже песенка, и тоже про осень.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Но это уже другая, «Золотая осень». То есть — мы вспомним ту пьеску, а про эту поговорим. Как-то эстетически осмыслим… Бывает, картины приносим и показываем.

А.Х. И здесь же, в учебнике, обозначено, что нужно послушать на CD.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Весь музыкальный материал дан. Полностью. Вот еще тема — знакомимся с инструментами. Не со всеми, конечнь, но с основными.

А.Х. И опять — инструменты нарисованы, можно раскрашивать, если хочется.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, и главное — нужно примеры послушать: как звучит тот, и другой, и третий... Или вот регистры.

А.Х. Здесь три пьески: одна целиком в верхнем регистре, другая вся в басовом ключе, третья в серединке… Вы знаете, меня порадовала одна фраза. Я начал листать пособие для учителей и вдруг наткнулся на слова: «Не нужно требовать от ребенка точной формулировки».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Ну конечно! Всегда говорю: «Объясни своими словами». Не надо мне правила...

А.Х. Я помню, как мой шестилетний сын ходил в школу, в первый класс… Почему-то в первые недели он огорошивал меня разнообразными невероятными сведениями. Например: «Меня спросили сегодня про число три!» — «И что ты ответил?» — «Число три — целое, натуральное, находится на числовом луче между числами два и четыре!» Вот такой кроха рассказывает. Зачем это нужно, я не знаю... Тем более в музыке такие сведения…

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. У моей подруги внук учится в музыкальной школе. У них особенная программа. Все интервалы они уже знают, аккорды знают. Нот не знают… Песен — может быть, три песни, очень примитивные. Они их играют в разных тональностях, с аккордами. И все. Не понимаю.
А мы хотим, чтобы музыка нравилась — это раз. Во-вторых, чтобы много материала прошло. Чтобы память развивалась. А не три-четыре песни за год...

А.Х. И ведь нужны какие-то музыкальные впечатления...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Вот еще страница — здесь показываем разницу между записью инструментальной и вокальной. На одной и той же песенке.

А.Х. А ребенку на уроке самому записывать что-то надо? Для маленького — это дело очень-очень медленное…

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Немножко они пишут. Но минимально. Оставлены линеечки пустые, если педагог видит, что ребенок быстро сделал задание — есть такие ребята, быстрые, — пожалуйста, можно еще дать написать. Вот здесь: «Мамин день, мамин день, платье лучшее надень». Надо записать на одной ноте. Но на ноте ре — в вокальной группировке, а на ноте си — в инструментальной.

А.Х. В общем, всё в одной тетрадке — в этом и вся суть. Причем не просто учебник и рабочая тетрадь под одним переплетом, а прямо всё на одном развороте.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, и всё удобно, рядом: и задания, и классная работа тут же...

А.Х. А подсказка вся на диске.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. И вот еще что важно. В конце каждого учебника (для каждого класса) есть мои сказочки. Для последнего урока в году. Вот, например, в первом классе — «Теремок». Сказка всем известная. Примерно за месяц до окончания года мы распределяем ее по партиям. А хоровые моменты — можем пропеть в классе. Потом они дома сами посмотрят. Перед спектаклем обычно две репетиции. И на последний урок мы приглашаем родителей, у нас праздничный урок. Кто хочет, тот делает костюмы — это все очень любят.
Во втором классе у нас «Репка». А в третьем — из моего северного путешествия — «Северная история (Кит-уголек)». Юрий Николаевич Кружнов, либреттист моих северных театральных вещей, нам это сделал. Но он планировал, что это будет рассказ под музыку. А мы сделали так, чтобы заняты были дети. Пришлось сочинить. А то что же дети — будут просто сидеть и слушать?

А.Х. Здесь у Вас в сборнике есть еще и партитуры. Похожие на оркестровые. Это для детского оркестра.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Шумовой оркестр. Они у нас идут внутри тем, помогают их освоить. Они покороче и попроще, чем в прежнем учебнике. Зато их стало больше. Вот здесь играют: педагог на фортепиано, а дети — бубен, палочки, барабан и треугольник. Иногда погремушку прихватываем.


ЧАСТЬ 8. «Дом с колокольчиком»

А.Х. Есть еще интересные сборники. Вот «Дом с колокольчиком».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, тут тоже есть история. Вы помните Фаину Брянскую?..

А.Х. Я у Фаины Давыдовны учился. Мальчиком, на педпрактике.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. А мы с ней учились почти вместе, она старше на курс. И вот она приехала сюда из Америки, встречалась с педагогами. И говорит: «Мне Сережа написал две пьесы. А хорошо бы сюда еще интервальные. И еще какую-нибудь пьеску — импрессионизм для пяти-шестилетних...»

А.Х. Импрессионизм для пятилетних — хорошее задание. А Сережа это...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это Слонимский. И вот — я выполнила задание. Вот, смотрите — импрессионизм! Для пяти-шестилетних.

А.Х. Целотонная «Лунная дорожка».

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Целотонная — и можно с педалью или без педали, кто как умеет. А вот здесь все на тритоне — «Лесное чудище». Обожают играть. Вот «Вприпрыжку» — все на квинтах. А «Игрушечная железная дорога» — вся на параллельных квартах. Голые кварты.

А.Х. О, это, наверное, мальчишки любят!

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Конечно, мальчишки! Это всегда надо учитывать — нужно что-то и для мальчишек, и для девчонок. Эту пьесу мальчик с удовольствием сыграет. А вот «Куклу Барби» он не будет играть.

А.Х. А зря, забавная пьеска.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Ну, вот девочки и играют... А вот «Хнык», «Воздушный шарик»... Тогда я сделала Фаине две или три пьесы (она уезжала через день), а потом дописала — получился сборник. Он пошел хорошо, его играют, его и сейчас издают и переиздают.
В конце здесь пьески в 4 руки. Причем — вот пьеса «Дом с колокольчиком» — ее можно играть, когда ребенок нот еще не знает. Он ее с рук играет. «Звенит в колокольчик» на двух нотах.


ЧАСТЬ 9. «Музыкальный сюрприз»

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Этот сборник — тоже с историей. У меня всё с историей... Я к этим игрушкам из «Киндер-сюрприза» относилась прохладно. Дети приносили, ставили на рояль. Но у меня они что-то эмоций не вызывали… А потом пришла к своим племянникам — у них целый шкаф, а в нем выставка этих игрушек! Причем все рассортировано: здесь «старинные вещички», дальше животные, а потом не пойми что... Вот я назвала их «Старинный мир», «Живой мир» и «Страшилки». И хотела назвать сборник «Киндер-сюрприз». На что меня строго спросили: «А у вас есть разрешение от фирмы». Мы стали разузнавать, нашли фирму. Не дают разрешения... Ну, мы взяли и назвали «Музыкальный сюрприз».
В «Старинном мире» есть пьесы для ребят постарше — «Рыцарей на конях», «Крепость» и четырехручную «Старую карету» обожают играть. «Шкатулку с сюрпризом» с удовольствием играют девочки.
А вот «Живой мир». «Египетскую кошку» обожают. Довольно сложная штука, один музыковед сказал: «Здесь у Вас додекафонная система», — я и думать не думала... «Акулу» очень любят играть — рассказывают, что там да как: вот — в конце схватила зубами!.. «Грустную корову» любят играть. Сначала выслушиваю: «А расскажи, отчего корова грустная...» Потом сама рассказываю историю про соседа в деревне, который своих коров плохо кормит, не выгуливает (потому что горький пьяница), и вот они голодные придут к нам, понуро стоят и смотрят... Ну, дашь, что можешь, напоишь...
Пьеска «Слон» — его тоже любят. А в «Страшилках» — вот «Инопланетянин»...

А.Х. В тритон...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, параллельные две тональности звучат. И «Домового» обожают — тут стучать можно (костяшками пальцев по крышке рояля). Постучать ведь интересно… «Колдуна» тоже играют, и «Гномика».
Кто постарше, очень любят «Привидения» в 4 руки. «Подарю все игрушки друзьям и подружкам» — тоже в 4 руки, любят поиграть.


ЧАСТЬ 10. Серия «Мой N…»

А.Х. В серии «Мой Глинка», «Мой Бизе» и так далее — сколько у Вас сборников?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Их уже 11... Давайте вспоминать: ВердиГлинкаБизеКальманШтраусМоцартПушкинРимский-КорсаковЧайковский с балетамиЧайковский — оперы и романсы... Последний сейчас ждет очереди Григ.

А.Х. А идея таких сборников взялась откуда?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Дело в том, что во многих семьях есть играющие мамы или бабушки. И они с удовольствием бы помузицировали. Это во-первых. А во-вторых, хочется, чтобы дети хоть минимально знали хорошую музыку. А не только «ум-па, ум-па» в ушах...

А.Х. В общем, для дома.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Для дома. Но перекладывала для четырех рук не примитивно, а все-таки чтобы звучало. Конечно, я себе позволяю упростить, например, тональность. Скажем, си мажор на си-бемоль мажор сменить, — но об этом непременно сообщаю.
Кстати, и девочки-подружки иногда играют. Да и вдвоем с педагогом, уже большие, по ОКФ (общему курсу фортепиано) играют. Я со своими обязательно в классе все это играю. Мы не выучиваем, а читаем с листа. Мы вообще много читаем с листа...

А.Х. Интересно, мне кажется, играть это, если знаешь эту музыку. Если ребенок ходит в театр слушать Глинку, Верди, Бизе...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Нет, почему же, и наоборот — можно познакомить.

А.Х. И слушать пойдет потом?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Не знаю, пойдет ли слушать, но хоть так...

А.Х. Нам-то всегда хотелось подобрать уже знакомое. Когда наслушался уже, то очень удобно иметь такие ноты, поиграть в четыре руки!

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. А я в войну — тогда по радио звучала хорошая музыка — все подбирала. Пела басом Мефистофеля... Всё, что звучало. Я ведь перед войной поступила в десятилетку... Война началась, они уехали, а мы остались... Дальше было кувырком все. И я — сама: слушала, играла, пела.

А.Х. Вы назвали Пушкина. Он немного выпадает из ряда композиторов...

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Это сборник «Мой Пушкин». Там произведения по Пушкину. «Руслан и Людмила», кусочек из «Сказки о царе Салтане», «Евгений Онегин», «Русалка», «Пиковая дама», «Медный всадник», Свиридов из «Метели»... Во Владимире как раз про сборник «Мой Пушкин» мне сказали: «Ой, как замечательно! Мы сделаем целый вечер, посвятим Пушкину. И про балеты тоже — хоть самого балета нет, но все это можно и рассказать, и поиграть!..»


ЧАСТЬ 11. Вокальные сочинения для детей


А.Х. У Вас ведь еще много вокальных сочинений для детей.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Во-первых, у меня есть несколько маленьких детских оперок. «Тараканище», «Курочка Ряба», «Колобок» — и теперь еще вот эти мини-мини, в учебниках… А что касается кантаты «Мир глазами детей» — это мне подарили книжку с детскими стихами. Со стихами, которые написали сами дети. И они мне очень понравились. И захотелось сделать что-то очень доступное по музыке на эти стихи. И наши дети, в Василеостровской музыкальной школе, все это играли, оркестр был очень приличный... И солисты были. Тут очень славные стихи. Только надо было их немного собрать…

А.Х. Вы ведь взяли в каждую часть стихи не одного автора? Частей четыре, а авторов перечислено много — десять.

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Да, я собрала их, соединила. Причем некоторые стали впоследствии поэтами. Вот здесь, например, Ника Трубина — просто от Бога человечек...
Вот, смотрите: 

Сколько дней для веселья, 
Для веселья у наших детей?... 

Или вот: 

 Что-то в груди теснится: 
хочется разбежаться и, 
словно большая птица, 
в лазурное небо вжаться. 

И в радуге искупаться, 
 и облаком утереться, 
и капельку испугаться того, 
что уходит детство. 

 …Хорошие же стихи! Замечательные! 

Уходит детство через мой порог, 
уходит тихо, как уходят сказки... 

 Хорошие стихи, иногда лучше поэтов…

А.Х. А другие сочинения Ваши — на стихи поэтов профессиональных?

ЖАННА МЕТАЛЛИДИ. Профессиональных. А в последнее время и сама много пишу. Вот выйдет скоро «Почемучка», там довольно много моих стихов... Были циклы на стихи польских, французских поэтов, на английские тоже были.
А вообще я к поэтам отношусь со вниманием и стараюсь «дружить» с хорошими. Вот смотрите — в сборнике «Унеси меня, мой змей!» — здесь Морис Карем, Новелла Матвеева, Валентин Берестов, Даниил Хармс... Но есть и мальчик Коля Угренинов. Здесь же Михаил Яснов, Генрих Сапгир, Ванда Хотомская...